Снег в апреле

Когда ты находишься в теплом от приятных слов помещении, теплом от хорошей музыки и жара тел помещении, ты не чувствуешь дыхание то ли вернувшейся, то ли затянувшейся зимы. Ты словно в герметически закрытой банке, не позволяешь подставить щеки холодным поцелуям зимы, что сыпет колючим снегом на уже зеленую апрельскую траву. Ты не чувствуешь пронизывающего ветра и холода за окном, но видишь, как кружит снег, как он рвет на части кроны деревьев. Снег в апреле?!
Она тяжело вздохнула, кинув безразличный взгляд на вальсирующие снежинки за окном. Сейчас ей тепло. Рядом его плечо и такой же безразличный взгляд в окно. Он думает о чем-то своем.
 - Когда уже весна? – спрашивает он, кажется, просто, чтобы о чем-то спрашивать, не ожидая ее ответа. Она пожимает плечами, потому что сама хотела бы знать ответ. И признается себе, что ей наплевать, придет ли весна вообще. Ее весна здесь и сейчас, когда его плечо рядом с ее плечом. Но она знает, что через пару часов, ей придется выйти на улицу и почувствовать суровые порывы ветра и колючий снег на разгоряченном лице. И весна закончится снова, позволяя зиме осыпать землю ледяными поцелуями.
Страх перед тем, что все скоро закончится, сковывает ее, и она начинает какой-то разговор, лишь бы не молчать. Только не сейчас, когда внутри нее наконец-то весна. Он слегка улыбается, отвечает, что-то рассказывает. Он спокоен и мыслями далеко. Словно обманывая себя и ее, продолжает сидеть здесь и говорить, говорить, говорить. Зачем выходить на холод сейчас, когда есть теплое помещение и кто-то рядом?
Зима слишком затянулась, как и ее желание слышать и видеть его постоянно. И даже апрельский снег кричит ей о том, что он лишь подарит ей холод и отчуждение. И ей даже в апреле будет холодно и одиноко. Она в тысячный раз признается себе в том, что влечение, убивающее изнутри, и сумасшествие, накрывающее с головой, выдержанное годами, как хорошее вино, сейчас захлестнет ее. Это ее смертный грех, и признания самой себе, не отпустят этот грех. Разве, что, может, зима растворит его своими снежными поцелуями.
Он хотел бы получить все от теплой ночи за стеной, отделяющей их от апрельского снега снаружи. Его настроение как спичка распаляется, и огонек становится ярче и поднимается выше, пожирая темноту и ненужные мысли. Ему не важно, что холод наступит, холод пронзит ее и парализует ей разум, когда его огонек погаснет на краешке скрюченной догоревшей спички.
Но сейчас его спичка только-только зажглась, и он необратимо закипит, накрыв и ее горячим паром. Он закипит, зная, что борясь со своими «грешками» внутри, она уступит давящему на голову порыву, а может и не порыву, а ставшему навязчивой идеей плану. У нее внутри сломан механизм и отсутствует опция «Отмена». А его спичка лишь легонько чиркнет по ее клавише «Ок».
Его огонек способен ослепить ее, потому что ее глаза уж слишком чувствительны к его огню. Его случайный жар, так же случайно погаснет, так же быстро, как и закончится ее особая весна. Их костер, разгоревшийся до краснеющих углей, погас, словно приглушенный внезапным ливнем. Послышались легкие удары капель дождя за окном. Апрельский снег сменился дождем, заглушая пожар за стеной в наполненном светом помещении. Она взглянула в его холодные глаза и не узнала человека, только что согревавшего ее. Он снова стал ледяным, но улыбчивым, каким она знала его всегда. Спичка погасла и скрючилась черной ниткой.
У него для нее была одна лишь спичка, она зажглась по воле случая. Зажглась, чтобы согреть их обоих перед тем, как они ступят за дверь под порывы ветра. Одна лишь спичка. А у нее для него так и осталась зажигалка, полная огня. Многоразовая. Он мог бы взять на нее абонемент, но подкурив один раз, оставил много газа неиспользованным.
***
Обхватив себя за плечи, съёжившись от холода и опустив нос за ворот пальто, она пряталась от капель дождя смывавшего с черной земли белые хлопья снега. Она прикрыла глаза. Тяжелая музыка в наушниках взбодрила ее, возможно, для того, чтобы придать ей сил для борьбы с тем…другим холодом, который оставили ей его глаза и улыбка, которая при озвучке говорила бы «Ну, увидимся». Музыка взбодрила, чтобы дать силы бороться с холодом хотя бы до тех пор, пока она не доберется до своей теплой кровати, чтобы отключиться. А что потом?
В «зажигалке» еще так много огня. Она предательски шепчет «Мы еще встретимся, и снова сгорим в блаженстве». Черт! Хочется включать ее, чиркать, пока в ней, наконец, не закончится топливо.  Когда же снег закончится и наступит весна? Ее весна. Не на пару часов весна, а так чтобы на настоящую весну потянуло. Закончилось бы топливо, может быть, и прекратились бы порывы ветра и  хлопья снега на зеленой траве в апреле.
Чирк, чирк, чирк, чирк, чирк, пока не сотрется палец… Чирк, чирк, чирк, чирк, чирк…..

Всего комментариев: 0
avatar