Тварь

Хелен возвращалась домой из бара в полном одиночестве. Она любила ночной Бруклин, но когда она случайно забрела в Бэдфорт, ей стало не по себе. Темная улица освещалась парой разбитых фонарей, из подворотни дул сильный пронизывающий ветер, который поднимал обрывки старых газет, вылетевших из мусорников у дорог. Хелен поежилась от ветра и стуча высокими каблуками по асфальту ускорила темп. На ней были короткие шорты, броский макияж обращал на себя внимание, волосы были по-хулигански зачесаны вверх, словно она была рок-звездой 70-х годов и пела в группе вроде Runnaways. Но Хелен не рок-звезда, не стриптизерша, возвращавшаяся со смены, и не шлюха. Просто настроение такое. Кому важно знать, почему Хелен, вырядившись как уличная девка, идет одна из бара? Ночью. Правильно, никому.
Она пожалела, что забыла плейер и наушники дома. Сейчас ей было немного страшно идти по темной улице в одной, и музыка помогла бы ей отвлечься. Ей казалось, что каждая тень вот-вот превратится в какой-то призрачный силуэт. За одним из мусорных контейнеров послышались шорохи и возня. Но, к счастью, прямо на свет фонаря из-за контейнера выбежала большая жирная крыса. Сжавшись и оглядевшись по сторонам, она побежала по своим делам. Хелен вдохнула с облегчением.
Эхо ее шагов катилось по каменным стенам, заскакивало в подворотни, заползало в сточные трубы. От этого ей становилось еще более неловко. У нее было ощущение, что она на этой улице не одна. Маньяк, одетый в спортивные кроссовки, оказался бы гораздо менее заметным здесь, чем Хелен на своих каблуках. Да, ладно, какой там маньяк? Воображение Хелен не на шутку разыгралось, и прокручивая эти мысли в голове она немного успокоилась.
Буквально через пару минут она почувствовала что-то. Это сложно было описать. Она не верила в ауру. Аура, которая окружает человеческий организм, как ореол, для нее была мифом. Но она почувствовала чье-то присутствие прямо за своей спиной. Она не могла это объяснить. Но она определенно что-то почувствовала. И это что-то было живым. Она посмотрела на асфальт перед собой и рядом со своей тенью увидела вторую тень. В брюках. Мужчина.
О, нет. Кажется, то, чего Хелен боялась начало сбываться. Еще несколько сбивчивых мыслей испуганно промелькнули в ее голове, и она почувствовала тупой толчок в спину. От толчка она упала на колени, ободрав их об асфальт и почувствовав жгучую боль. Ее сумка, соскользнув с плеча, ударилась о землю. Кто-то подошел к ней сбоку и схватил за волосы, сильно оттянув голову назад. Она увидела лицо, которое было в тени от козырька бейсболки, простую черную футболку на умеренно накачанном теле, джинсы и кроссовки. Конечно, именно в кроссовках такие люди умеют неслышно подкрадываться к девушкам в подворотнях.
 - Вставай! – грубо сказал он, продолжая держать Хелен за волосы. Она медленно поднялась, чувствуя кровь, стекающую горячими струйками по коленям. Он схватил ее за шею и толкнул к стене. Спиной она почувствовала каменную опору и взглянула на преступника. Сейчас свет фонаря осветил его возбужденное лицо. Лоб его прорезала глубокая морщина. Он тяжело дышал, не сводя тяжелого взгляда с Хелен.
 - Слушай, возьми кошелек. Золото. Что хочешь. Только отпусти. Ладно? – сбивчивым голосом сказала Хелен. Это было первое, что пришло ей в голову. Ей овладела паника. Адреналин стучал в висках.
 - Ты же понимаешь, что мне не нужны деньги.
Он грубо прижал ее к стене, дыша ей в шею, и начал расстегивать на ней шорты. Ее глаза расширились от понимания того, что она близка к новой психологической травме. Надо срочно что-то делать. Что-то делать!
 - Ха! – нервно засмеялась она. – Слушай, а у меня идея.
Сейчас он молча расстегивал свои джинсы, прижав ее плечо одной рукой к стене. Это маньяк и то, что он собирался с ней сделать было ужасно. Но он был привлекательным парнем, лет тридцати. От него приятно пахло. Запах этого одеколона даже показался ей знакомым.
 - Слушай, у меня как раз никого нет и…, - продолжала Хелен, - у меня давно не было секса. Может пойдем в бар. Тут недалеко, а? Выпьем. Потом поедем ко мне. Я живу одна.
Он начал грубо стягивать с нее шорты. Хелен продолжала стоять не двигаясь и смотреть ему в глаза.
 - Эээ, как там тебя зовут? Это не вариант. Зачем делать это на улице? Тут грязно! Фу! Давай поедем ко мне? Там обстановка более романтичная. А? Ну, пожалуйста.
 - Ты что шлюха?
 - Почему сразу шлюха? Я просто люблю секс, - честно ответила Хелен.
Он отпустил ее плечо, которое до того сильно до боли сжимал. Опустил руки. Смотрел на нее непонимающе.
 - Ну что?! Что не так? – спросила Хелен.
 - Одевайся, - ответил он. Она надела шорты обратно, подняла с земли сумочку и вопросительно посмотрела на него. Через двадцать минут они сидели за столом бара, где до того Хелен пила в одиночестве. Теперь она сидела за барной стойкой с маньяком. И с разбитыми об асфальт коленями. Когда их бокалы были наполнены, он представился ей: «Сексуальный маньяк. Мэтью. Можно Мэтт».
«Не шлюха. Хелен. Очень приятно!»
- Ты делаешь это с многими девушками?
- Было несколько, - уклончиво ответил он.
 - Неужели ты не нашел девушку, которая была сексуально совместима с тобой? Ну, я имею в виду, любила бы это дело? Ты же делаешь это из-за одиночества.
 - Я правда извращенец. Я люблю грубость. А девушки, чаще всего нет. К тому же, мне нужно это чаще, чем ты можешь себе представить. Но ты права. Я делаю это из-за одиночества и ненужности.
 - Почему ты не сделал это со мной? – спросила Хелен.
 - Ты шокировала меня. Обычно мои жертвы визжат, и им приходится затыкать рот. Они извиваются, брыкаются, пускают в ход ногти, каблуки. Меня это только еще сильнее возбуждает. Я становлюсь одержимым. Ты другая. Ты не потеряла самообладание.
Пропустив пару бокалов вместе, они поехали домой к Хелен. Он действительно сделал все, что хотел. Все, что планировал. Но не так, как обычно. Не в подворотне. И не на асфальте. Он не мог понять, кто она такая, и как ей это удалось. Он был насильником со стажем. Он насиловал других девушек. А она не хотела ничего знать о его прошлом. Никаких подробностей. Да и он не спрашивал о прошлом Хелен. Какая разница, что было раньше, если сейчас она вместе с сексуальным маньяком? И она не жертва. Она с ним на равных.
***
Спустя три месяца
Мэтт держал на коленях ноутбук и читал новости. Какой-то сексуальный маньяк был пойман за изнасилование 15 девушек. Хелен подошла к нему сзади и обняла его за шею. Пробежав глазами по статье, она вопросительно посмотрела на него.
 - На его месте должен быть и я. А я остался безнаказанным за то, что я творил. Я же самая настоящая тварь. Поверить не могу, что все сложилось, как в Ноевом ковчеге.  «Каждой твари по паре».
 - И ты нашел свою тварь! – сказала Хелен.
- Ты не тварь.
 - Сейчас нет. И ты больше не тварь. Кому какое дело, кем мы были раньше?

Всего комментариев: 0
avatar